Сектор археологической теории и информатики Института Археологии и Этнографии СО РАН

Сибирское отделение Российской Академии Наук

Сектор археологической теории и информатики

Института Археологии и Этнографии СО РАН



 
19 марта 2006

Приходят слова и уходят слова.

От ученых-естественников власти всегда ждут вклада в оборонку, а от гуманитариев – в идеологию. Поэтому гуманитариям так трудно избавиться от настойчивых советов «искусствоведов в штатском». В итоге доверие к историкам, философам и филологам настолько падает, что востребованным продуктом становятся различные опыты альтернативной науки, доказывающие, что все, что придумали гуманитарии прошлого, является чистейшей воды фикцией.

Фома Еремин

«Однажды задумал предатель

Олег отмстить нашим братьям хазарам...»


Основным обвинением, которое в 60-е гг. предъявляли «физики» «лирикам», было то, что «лирики», то бишь гуманитарии, пишут и говорят лишь то, чего требует государство, а потому никакой самостоятельной ценности в том, что они делают, нет и быть не может. Доказать такие обвинения очень просто. Достаточно посмотреть, как в популярных книгах по истории в разные эпохи описывались одни и те же события. Если, например, посмотреть, как историки разных времен описывали освобождение Москвы ополчением Минина и Пожарского, то можно узнать массу интересного.


До революции предпочитали говорить об освобождении Москвы от всякого сброда: поляков, казаков и просто европейских авантюристов. А после революции Минина с Пожарским объявили врагами мирового пролетариата. Вот как описывал эти события официальный учебник, вышедший в 1934 г.: «По мере того, как росла демократическая революция, верхи казацкой рати начали чувствовать себя <...> неуютно. Нижегородский купец Минин стал собирать ополчение «для освобождения Москвы от поляков и иноверцев» и – в чем и состояла его гениальная выдумка – стал обещать тем, кто пойдет в это ополчение, такое жалованье, какого в прежнее время не получала и царская гвардия. <...> Немудрено, что такая мера привела, как рассказывают современники, к полному согласию между помещиками и купцами, с одной стороны, и мелкими служилыми людьми и казаками позажиточней – с другой. Те увидели, что служить имущим классам куда выгоднее, нежели якшаться с народной массой и помогать демократической революции, которая явно шла на пользу беднякам и не сулила никому никакого богатства. <...> Мало-помалу весь штаб тушинского лагеря перешел на сторону Минина и назначенного купечеством главнокомандующего собранной им ратью – Пожарского. Восставшие массы, оставшись без вождей, не могли оказать сопротивления. <...> Перед купеческо-помещичьим ополчением был теперь только один организованный противник – польское войско в Кремле, но с ним, при помощи перешедших на сторону имущих классов казаков, справиться было нетрудно. <...> Так воцарилась в России династия Романовых. Плод измены верхов революционных войск своим низам».


А после Второй мировой войны историки предпочитали писать о русском патриотизме и об изгнании с родной земли польских оккупантов. Понятно, что особого уважения такая история вызывать не могла. В 60-е гг. была популярна песня А. Галича про то, что «однажды задумал предатель Олег отмстить нашим братьям хазарам». Про нововведенный день единения неизвестно кого с кем и говорить не приходится.


SAL, BER, YON, ROSH


В советском варианте марксизм претендовал на то, что он может дать ответы на все вопросы. Уже в 30-е гг. никого не удивляли такие словосочетания, как «марксистская физика», «марксистская психология», «марксистская философия» или же «марксистская лингвистика». И если работающим на оборону естественникам нередко удавалось отвертеться от перекройки своей работы в соответствии с идеологическими схемами, то гуманитариям в этом отношении было намного тяжелее. Причем в следовании генеральной линии гуманитарии имели обыкновение слишком уж увлекаться. Так, например, произошло со знаменитым новым учением о языке, более известным как яфетическая теория.


Автором нового учения о языке был востоковед Н.Я. Марр, который предположил, что языки развивались не из единого праязыка, а возникали в результате смешения четырех первоначальных слов SAL, BER, YON и ROSH, поэтому в любом слове любого современного языка можно обнаружить следы хотя бы одного из этих элементов. По мере развития общества менялся и язык. Каждой стадии развития человечества – первобытной, рабовладельческой и т. д. соответствуют свои языковые особенности. Нетрудно догадаться, что традиционное языкознание, возводящее современные языки к единому праязыку, было объявлено антимарксистским, а затем и фашистским. Построения сторонников Марра были для широкой аудитории куда более понятными, чем классические лингвистические теории о том, при каких условиях и когда именно одни звуки переходили в другие. Выводы, которые делали из стадиальной теории Марра, были самыми неожиданными. Например, Д.С. Лихачев пытался доказать обратимость стадиального развития. Исследуя язык заключенных, он пришел к выводу, что язык воров, жизнь которых во многом похожа на жизнь первобытных племен, обладает чертами первобытного примитивизма. «Положение, из которого мы исходим, – писал Лихачев в статье «Черты первобытного примитивизма в воровской речи», – учение Н.Я. Марра о стадиальном характере развития языка. Положение, к которому мы приходим, – возможность частичной обратимости этого процесса».


Если Д.С. Лихачеву, занимавшемуся социолингвистическими проблемами воровского языка, учение Марра не повредило, то филологам, занимавшимся историей языка, кислород был перекрыт почти полностью. Спасением для лингвистов было вмешательство товарища Сталина.


Обращение Сталина к вопросам языкознания объясняется, по всей видимости, его желанием выступить в качестве теоретика по какой-нибудь фундаментальной проблеме. Писать же про физику или биологию было все-таки страшновато. А решение специалиста по национальному вопросу заняться языкознанием не казалось совсем уж абсурдным. Прочитав несколько популярных книг по языкознанию, Сталин пригласил из Тбилиси в Москву академика А.С. Чикобаву, известного своими полемическими выступлениями против Марра. Первая беседа Сталина с грузинским академиком о природе языка продолжалась семь часов, а в конце Сталин предложил Чикобаве написать для «Правды» статью по вопросам языкознания. «А газета напечатает?» – спросил еще не понявший ситуации академик. «Вы напишите, посмотрим. Если подойдет, то напечатает», – ответил Сталин. Статьей Чикобавы «Правда» начала дискуссию по вопросам языкознания, которая завершилась статьями Сталина, собранными в книгу «Марксизм и вопросы языкознания». В день опубликования сталинские статьи читал по радио лучший диктор страны Юрий Левитан. Сталинская работа про языкознание изучалась всеми: и гуманитариями, и естественниками. Но кто действительно радовался сталинскому выступлению, так это лингвисты, которым реабилитация сравнительно-исторического языкознания давала возможность нормально работать.


Иисус Христос был распят в XI в. новой эры


Далеко не все псевдонаучные школы возникали при поддержке властей. Из такого рода проектов наиболее успешным, в том числе и в коммерческом отношении, несомненно, является «новая хронология» – предпринятый академиком А.Т. Фоменко и его учениками опыт пересмотра традиционной хронологии. Автор предлагает простой эксперимент, а именно: посмотреть, что случится, если поставить под сомнение общепринятую хронологию, то есть ту последовательность событий, которые историки используют в качестве основного рабочего инструмента. Любая археологическая находка, любая рукопись, любое произведение искусства соотносится с хронологией и устанавливается, на каком отрезке временной оси они созданы. Поставив же традиционную хронологию под сомнение, из исторических событий, как из конструктора «Лего», можно создавать бесконечное количество красивых комбинаций. Авторы новой хронологии считают, что мы можем заглянуть в прошлое менее чем на тысячелетие и что одно и то же событие в обычной истории описано дважды. Например, события античной истории и события эпохи Возрождения – это одно и то же.


Понятно, что таким методом легко доказать, что все является всем. Если слова можно читать слева направо, а можно справа налево, если изОт ученых-естественников власти всегда ждут вклада в оборонку, а от гуманитариев – в идеологию. Поэтому гуманитариям так трудно избавиться от настойчивых советов «искусствоведов в штатском». В итоге доверие к историкам, философам и филологам настолько падает, что востребованным продуктом становятся различные опыты альтернативной науки, доказывающие, что все, что придумали гуманитарии прошлого, является чистейшей воды фикцией.

Фома Еремин

«Однажды задумал предатель

Олег отмстить нашим братьям хазарам...»


Основным обвинением, которое в 60-е гг. предъявляли «физики» «лирикам», было то, что «лирики», то бишь гуманитарии, пишут и говорят лишь то, чего требует государство, а потому никакой самостоятельной ценности в том, что они делают, нет и быть не может. Доказать такие обвинения очень просто. Достаточно посмотреть, как в популярных книгах по истории в разные эпохи описывались одни и те же события. Если, например, посмотреть, как историки разных времен описывали освобождение Москвы ополчением Минина и Пожарского, то можно узнать массу интересного.


До революции предпочитали говорить об освобождении Москвы от всякого сброда: поляков, казаков и просто европейских авантюристов. А после революции Минина с Пожарским объявили врагами мирового пролетариата. Вот как описывал эти события официальный учебник, вышедший в 1934 г.: «По мере того, как росла демократическая революция, верхи казацкой рати начали чувствовать себя <...> неуютно. Нижегородский купец Минин стал собирать ополчение «для освобождения Москвы от поляков и иноверцев» и – в чем и состояла его гениальная выдумка – стал обещать тем, кто пойдет в это ополчение, такое жалованье, какого в прежнее время не получала и царская гвардия. <...> Немудрено, что такая мера привела, как рассказывают современники, к полному согласию между помещиками и купцами, с одной стороны, и мелкими служилыми людьми и казаками позажиточней – с другой. Те увидели, что служить имущим классам куда выгоднее, нежели якшаться с народной массой и помогать демократической революции, которая явно шла на пользу беднякам и не сулила никому никакого богатства. <...> Мало-помалу весь штаб тушинского лагеря перешел на сторону Минина и назначенного купечеством главнокомандующего собранной им ратью – Пожарского. Восставшие массы, оставшись без вождей, не могли оказать сопротивления. <...> Перед купеческо-помещичьим ополчением был теперь только один организованный противник – польское войско в Кремле, но с ним, при помощи перешедших на сторону имущих классов казаков, справиться было нетрудно. <...> Так воцарилась в России династия Романовых. Плод измены верхов революционных войск своим низам».


А после Второй мировой войны историки предпочитали писать о русском патриотизме и об изгнании с родной земли польских оккупантов. Понятно, что особого уважения такая история вызывать не могла. В 60-е гг. была популярна песня А. Галича про то, что «однажды задумал предатель Олег отмстить нашим братьям хазарам». Про нововведенный день единения неизвестно кого с кем и говорить не приходится.


SAL, BER, YON, ROSH


В советском варианте марксизм претендовал на то, что он может дать ответы на все вопросы. Уже в 30-е гг. никого не удивляли такие словосочетания, как «марксистская физика», «марксистская психология», «марксистская философия» или же «марксистская лингвистика». И если работающим на оборону естественникам нередко удавалось отвертеться от перекройки своей работы в соответствии с идеологическими схемами, то гуманитариям в этом отношении было намного тяжелее. Причем в следовании генеральной линии гуманитарии имели обыкновение слишком уж увлекаться. Так, например, произошло со знаменитым новым учением о языке, более известным как яфетическая теория.


Автором нового учения о языке был востоковед Н.Я. Марр, который предположил, что языки развивались не из единого праязыка, а возникали в результате смешения четырех первоначальных слов SAL, BER, YON и ROSH, поэтому в любом слове любого современного языка можно обнаружить следы хотя бы одного из этих элементов. По мере развития общества менялся и язык. Каждой стадии развития человечества – первобытной, рабовладельческой и т. д. соответствуют свои языковые особенности. Нетрудно догадаться, что традиционное языкознание, возводящее современные языки к единому праязыку, было объявлено антимарксистским, а затем и фашистским. Построения сторонников Марра были для широкой аудитории куда более понятными, чем классические лингвистические теории о том, при каких условиях и когда именно одни звуки переходили в другие. Выводы, которые делали из стадиальной теории Марра, были самыми неожиданными. Например, Д.С. Лихачев пытался доказать обратимость стадиального развития. Исследуя язык заключенных, он пришел к выводу, что язык воров, жизнь которых во многом похожа на жизнь первобытных племен, обладает чертами первобытного примитивизма. «Положение, из которого мы исходим, – писал Лихачев в статье «Черты первобытного примитивизма в воровской речи», – учение Н.Я. Марра о стадиальном характере развития языка. Положение, к которому мы приходим, – возможность частичной обратимости этого процесса».


Если Д.С. Лихачеву, занимавшемуся социолингвистическими проблемами воровского языка, учение Марра не повредило, то филологам, занимавшимся историей языка, кислород был перекрыт почти полностью. Спасением для лингвистов было вмешательство товарища Сталина.


Обращение Сталина к вопросам языкознания объясняется, по всей видимости, его желанием выступить в качестве теоретика по какой-нибудь фундаментальной проблеме. Писать же про физику или биологию было все-таки страшновато. А решение специалиста по национальному вопросу заняться языкознанием не казалось совсем уж абсурдным. Прочитав несколько популярных книг по языкознанию, Сталин пригласил из Тбилиси в Москву академика А.С. Чикобаву, известного своими полемическими выступлениями против Марра. Первая беседа Сталина с грузинским академиком о природе языка продолжалась семь часов, а в конце Сталин предложил Чикобаве написать для «Правды» статью по вопросам языкознания. «А газета напечатает?» – спросил еще не понявший ситуации академик. «Вы напишите, посмотрим. Если подойдет, то напечатает», – ответил Сталин. Статьей Чикобавы «Правда» начала дискуссию по вопросам языкознания, которая завершилась статьями Сталина, собранными в книгу «Марксизм и вопросы языкознания». В день опубликования сталинские статьи читал по радио лучший диктор страны Юрий Левитан. Сталинская работа про языкознание изучалась всеми: и гуманитариями, и естественниками. Но кто действительно радовался сталинскому выступлению, так это лингвисты, которым реабилитация сравнительно-исторического языкознания давала возможность нормально работать.


Иисус Христос был распят в XI в. новой эры


Далеко не все псевдонаучные школы возникали при поддержке властей. Из такого рода проектов наиболее успешным, в том числе и в коммерческом отношении, несомненно, является «новая хронология» – предпринятый академиком А.Т. Фоменко и его учениками опыт пересмотра традиционной хронологии. Автор предлагает простой эксперимент, а именно: посмотреть, что случится, если поставить под сомнение общепринятую хронологию, то есть ту последовательность событий, которые историки используют в качестве основного рабочего инструмента. Любая археологическая находка, любая рукопись, любое произведение искусства соотносится с хронологией и устанавливается, на каком отрезке временной оси они созданы. Поставив же традиционную хронологию под сомнение, из исторических событий, как из конструктора «Лего», можно создавать бесконечное количество красивых комбинаций. Авторы новой хронологии считают, что мы можем заглянуть в прошлое менее чем на тысячелетие и что одно и то же событие в обычной истории описано дважды. Например, события античной истории и события эпохи Возрождения – это одно и то же.


Понятно, что таким методом легко доказать, что все является всем. Если слова можно читать слева направо, а можно справа налево, если из них можно выбрасывать гласные звуки, то при определенной усидчивости очень просто доказать, что носорог и крокодил – одно и то же животное. Но этими допущениями авторы «новой хронологии» не ограничиваются. В необходимых случаях слову одного языка присваивается значение похожего слова из другого языка, в результате чего слово «туркмен» авторы переводят как «турецкий мужчина» (турк-мен). Лингвист А.А. Зализняк, систематизировавший языковые натяжки, допущенные авторами «новой хронологии», выяснил, что, отождествляя слова и имена, они не принимают во внимание различия внутри таких «групп сходства»: с-з-ш-ж; б-в; в-ф; ф-т; т-д; к-х-г; к-ц-с; г-з-ж; ч-ш-щ; р-л; н-м, то есть слово «Сибирь» можно отождествить со словом «север», «щек» – «чех», «улус» – «Русь» и т. д.


Понятно, что особой поддержкой властей теории такого рода пользоваться не могут. Правитель всегда предпочитает, чтобы ученые доказывали особую древность его страны. Однако «новая хронология» – псевдонаука, которую поддерживает не государство, а рынок. Поэтому книги Фоменко и его последователей раскупаются не хуже, чем комиксы и детективы. Никакие «антифоменковские» сборники так раскупаться не будут хотя бы потому, что аккуратно и корректно написанный исторический текст никогда не будет легким и увлекательным чтением.

Политический журнал

№ 1 (96)

16-01-06 них можно выбрасывать гласные звуки, то при определенной усидчивости очень просто доказать, что носорог и крокодил – одно и то же животное. Но этими допущениями авторы «новой хронологии» не ограничиваются. В необходимых случаях слову одного языка присваивается значение похожего слова из другого языка, в результате чего слово «туркмен» авторы переводят как «турецкий мужчина» (турк-мен). Лингвист А.А. Зализняк, систематизировавший языковые натяжки, допущенные авторами «новой хронологии», выяснил, что, отождествляя слова и имена, они не принимают во внимание различия внутри таких «групп сходства»: с-з-ш-ж; б-в; в-ф; ф-т; т-д; к-х-г; к-ц-с; г-з-ж; ч-ш-щ; р-л; н-м, то есть слово «Сибирь» можно отождествить со словом «север», «щек» – «чех», «улус» – «Русь» и т. д.


Понятно, что особой поддержкой властей теории такого рода пользоваться не могут. Правитель всегда предпочитает, чтобы ученые доказывали особую древность его страны. Однако «новая хронология» – псевдонаука, которую поддерживает не государство, а рынок. Поэтому книги Фоменко и его последователей раскупаются не хуже, чем комиксы и детективы. Никакие «антифоменковские» сборники так раскупаться не будут хотя бы потому, что аккуратно и корректно написанный исторический текст никогда не будет легким и увлекательным чтением.

Политический журнал

№ 1 (96)

16-01-06