Сектор археологической теории и информатики Института Археологии и Этнографии СО РАН

Сибирское отделение Российской Академии Наук

Сектор археологической теории и информатики

Института Археологии и Этнографии СО РАН



 
19 марта 2007

На заседании отдела каменного века прочитан доклад Ю.П.Холюшкина " Проблемы археологического науковедения"

Науковедение представляет собой "историческое, философское, социологическое, операциональное исследование науки, техники, медицины и т.п." [Прайс, 1966: 30; Гражданников, 1987: 75].

Предметом изучения археологического науковедения как науки являются готовые научные результаты, полученные в основных ее областях, а целью – разработка методов измерения, оценки и прогнозирования научной продукции. Цель науковедения – разработка теоретического понимания науки, определение способов и критериев ее рационального участия в жизни и развитии общества.

Науковедение изучает проблемы организации научной деятельности; самоорганизационные процесссы, регулирующие существование научного сообщества и научной профессии в целом; информационные особенности роста и организации научного знания и реализацию политики в области науки; структуры научного потенциала; научное прогнозирование социально-экономического развития; разработку и осуществление глобальных и национальных научно-технических программ.

Оформление науковедения как самостоятельной исследовательской области относится к 60-м годам и связано с послевоенной "организационной революцией" науки. К этому времени в отдель-ных дисциплинах (социологии науки, методологии науки, психологии науки, экономике науки и др.) было накоплено значительное число теоретических конструктов и, главное, огромный массив эмпирического материала, требовавшего осмысления в рамках общих представлений об объекте.

На результатах аналитического изучения науки базируются нормативные науковедческие исследования, направленные на обоснование практических шагов и решений, реализующих государственную политику в области науки и научно-технического прогресса. Типичным в этом отношения является всплеск интереса к науковедению в России 90-х гг., когда испытывалась острая потребность в разработке концепции сохранения российской науки в условиях разрушительных псевдорыночных реформ.

В качестве диадной группы приведены понятия "историография археологической науки" и археологическая критикология.


Родитель: Теоретическая археология

Археологическое науковедение

Историография археологической науки Археологическая критикология

Археологическая наукометрия Археологическая критериология Археологическое прогностическое науковедение

Археологическая информатика

Археологическая синектика Публикационное науковедение Науковедение открытий Программно-целевое науковедение Теория развития археологического знания

Рис. 8. Классификационный фрагмент "Общая теоретическая археология"

[по Е.Д.Гражданникову,1987: 78; Ю.П.Холюшкину, Гражданникову, 1990].

Историография археологической науки исследует историю науки и представляет собой совокупность исследований, посвященных определенной теме или исторической эпохе. Прослеживая пути исторического познания прошлого, историографические исследования позволяют выяснить движущие силы прогресса науки, закономерности появления и смены археологических направлений и школ, меру объективной истинности созданных ими концепций. В качестве задач археологической историографии можно назвать следующие:

1. Выяснение теоретико-методических принципов, присущих каждому направлению археологической мысли;

2. Анализ источниковедческой базы, характера использования археологических источников, конкретных методик исследования археологических фактов;

3. Определение места археологических научных школ и направлений в установлении и систематизации археологических фактов;

4. Изучение организации и форм исследовательской работы в области археологии, включая систему научных учреждений, вузов, музеев и архивов, систему подготовки кадров;

5. Анализ проблематики археологических исследований. Ее развития и расширения;

6. Исследование археологических концепций, созданных различными археологическими направлениями и школами и выявлению моментов преемственности археологического знания.

В настоящее время стало традицией посвящать истории археологии не только статьи, но также и историографические очерки, которые почти традиционно открывают обобщающие монографии, посвященные археологическим памятниками. В них обзорах содержатся иногда редкостные по ценности материалы с деталями хода накопления археологических знаний в отдельных районах Евразии. Здесь можно найти и детальный перечень открытий, списки находок, "презентацию" взглядов отдельных исследователей, в том числе незаслуженно забытых. И все же полного удовлетворения от знакомства с такими, порой, увы, "дежурными" по направленности и стилю разделами публикаций не получаешь. Простая констатация известных фактов оставляет, как правило, вне внимания авторов историографических скетчей весьма интересный аспект – творческую лабораторию лидеров археологии как дореволюционной, так и современной. Между тем, как верно заметил А.А.Формозов, "едва ли не важнейшей задачей истории археологии является анализ идей и методов наших предшественников. Важно не только то, что они нашли, но и то, какие цели ставили они при своих исследованиях, как их осуществляли" [Формозов, 1975: 9]. Остаются втуне также поиски нового стиля изложения историографии, отсутствует стремление включить в них давно напрашивающиеся разделы теоретико-методического плана. Это направление можно было бы назвать содержательным науковедением, поскольку главная идея археологической историографии – дать представление об археологической науке, как результате человеческой деятельности.

Второе диадное понятие "археологическая критика" занимается критической проверкой ранее использованных приемов интерпретации археологических фактов, установления степени их достоверности и, вместе с тем, нового осмысления уже накопленных археологических материалов. Это объективно необходимо в результате обнаруживавшегося нового значения уже известных фактов, являющихся звеньями, непрерывно растущей цепи взаимосвязанных событий в истории развития науки. Довольно часто это направление использовалось не для реализации указанных выше целей, а для борьбы с инакомыслием. Между тем каждый из этих разделов выявляет определенную сторону проблемы движущих сил развития науки, взаимно дополняя друг друга.

На Западе возникла так называемвая "критическая теория", которая принадлежит к той научной школе, которая полагает, что ни один исследователь не может претендовать на окончательное постижение объективной реальности. Скорее, по мнению последователей этого течения, то, что считается фактами, на самом деле представляет искажение действительности, обусловленное представлениями исследователя. Каждому из ученых свойственны собственные суждения, заблуждения и склонности, вследствие чего они воспринимают действительность принципиально по-разному. По этой причине не существует фактов, на которых может базироваться единственно достоверная интерпретация; каждое толкование в равной мере ценно.

Критическая теория сложилась на основе франкфуртской философской школы и получила известность благодаря применению в области литературоведения. Ее сторонники доказывали, что в отношении произведения роль читателя не менее важна, чем роль писателя. Применительно к археологии это означает, что археологические данные (аналог литературного текста) создаются в равной степени обитателями исследуемого памятника (соответствующими автору текста) и археологами (аналогом его читателей). Таким образом, последователи критической теории утверждают, что археолог, сознает он это или нет, играет активную роль в создании археологических данных. Более того, они настаивают, что каждый археолог, обладая собственными взглядами, создает свою систему данных.

Противники критической теории полагают, что ее адепты слишком расширительно трактуют аналогию между литературным произведением и археологическими данными. Они считают, что представления исследователя, несомненно, влияют на толкование этих данных, но категорически отвергают мысль о химеричности самих данных.

Триадная группа была построена Е.Д.Гражданниковым. Здесь в качестве первого понятия приведена археологическая наукометрия (с 2). Наукометрия была основана Д. Дж. Прайсом в 1951 году. В качестве раздела археологической науки ее целью является статистическая обработка эмпирических археологических науковедческих данных.

Археологическая критериология – это наука о критериальной оценке научных результатов, т.е. об оценке научных результатов на основе их сравнения посредством строго определенной статистической процедуры. Попытки критериальной оценки научных результатов предпринимались нами для проверки правомерности выделения ряда археологических культур Сибири [Холюшкин, Холюшкина, 1985].

Археологическое прогностическое науковедение – раздел археологической науки о прогнозировании научно-технического прогресса, т.е. получении информации о научных результатах, которые могут быть получены в будущем

В качестве альтернативно-тождественного понятия в классификационном фрагменте выступает археологическая информатика. Под этой дисциплиной понимается наука, изучающая структуру и общие свойства научной информации, а также закономерности ее создания, преобразования, передачи и использования в различных сферах человеческой деятельности [БСЭ, Т. 10: 348]. "Информация", "информатика" – термины очень популярные в последние десятилетия. И популярность эта глубоко сущностная.

Академик Н.Н.Моисеев на вопрос: "Что Вы вкладываете в термин "информатика?" – ответил: "... информатика – это некая "синтетическая дисциплина, которая включает в себя разработку новой технологии научных исследований и проектирования, основанных на использовании электронной вычислительной техники, и несколько крупных научных дисциплин, связанных с проблемой общения с машиной, и, наконец, с созданием машины" [Информатика, 1985].

Другой советский математик, академик А.П.Ершов под этим термином понимал крупную научную область, изучающую "методы представления, накопления, передачи и обработки информации с помощью ЭВМ" [Ершов, 1982].

Эти определения требуют некоторого комментария и уточнения не только в свете появления ряда отраслевых информатик, таких как "историческая информатика" [Boonstra O., Breure L., Doorn P., 1990], "археологическая информатика"" [Деревянко, Фелингер, Холюшкин, 1989] и т.д. Они представляются неизбежными, поскольку требуют раскрытия содержания этих новых дисциплин, так как существует альтернативная научная дисциплина, занимающаяся изучением структуры и общих свойств научной информации науковедческими методами, с использованием науковедческих закономерностей, критериальной оценки и прогнозирования [БСЭ, т.10:348; Гражданников, 1987: 77].

Как писал в свое время Е.Д.Гражданников, информатике можно поставить в соответствие пятиэлементную группу: синектика (экспертное науковедение) – публикационное науковедение – науковедение открытий – программно-целевое науковедение – теорию развития науки [Гражданников, 1987: 77].

Экспертное науковедение основано на использовании экспертных оценок. Эти оценки имеют малую точность, благодаря наличию субъективных ошибок, связанных с экспертом. Здесь часто искажаются оценки работ вследствие личных причин, личных пристрастий, местного патриотизма и т.п. [Хайтун, 1983: 89].

Публикационное науковедение основано на использовании статистического анализа потоков публикаций и цитирования для оценки перспективности научных направлений и определения ценности научных работ [Гражданников, 1987: 78]. Данное направление в археологии стало развиваться сравнительно недавно, но и эти отдельные разработки открыли новые возможности для проверки качества научных результатов в археологии [Деревянко, Холюшкин, 1994б].

Науковедение открытий – это анализ взаимосвязанных публикационных комплексов с целью выявления результатов высокой ценности [Гражданников, 1987: 78].

Программно-целевое науковедение – разработка методов решения крупномасштабных научных задач, основанное на научном прогнозировании [Гражданников, 1987: 78].

Теория развития археологической науки основана на анализе развития мировой науки с учетом социальных последствий практического применения ее высших достижений [Гражданников, 1987: 78]. Начало развитию этому направлению положила книга Т.Куна "Структура научных революций" [1975]. Именно Т.Кун ввел в науковедение понятие парадигмы. "Научная революция" и "парадигма" – два основных понятия теории развития науки.

Археологическая синектика (экспертное археологическое науковедение)


В качестве опорного понятия в классификационном фрагменте приведено понятие "Экспертная оценка научного результата" (рис. 17). В настоящее время науковедение и археологическое науковедение, в частности, обладают различными методами исследования, к которым относятся экспертные оценки, анкетный опрос, изучение различного рода документации. Среди этих способов оценки массив научных публикаций занимает положение простейшей измеримой характеристики, способной количественно представлять качество [Петров, 1972: 39].

По своему характеру оценки бывают индивидуальными и коллективными, однократными и многократными. Под индивидуальной экспертной оценкой понимается суждение эксперта относительно поставленной задачи научного исследования.

Для индивидуальной экспертной оценки обычно привлекается квалифицированный специалист по конкретной проблеме, с целью вынесения оценки по поставленной задаче научного исследования. Компетентность эксперта определяется способностью эксперта выносить на базе профессиональных знаний, интуиции и опыта достоверные суждения об объекте исследования. Количественная мера компетентности эксперта называется коэффициентом компетентности.

Суждение экспертной группы относительно поставленной задачи исследования осуществляет коллектив экспертов, сформированный по определенным правилам для решения поставленной задачи оценки. Частным случаем экспертной группы выступает экспертная комиссия. Способность экспертной группы выносить достоверные суждения об объекте прогнозирования, адекватные мнению генеральной совокупности экспертов, определяется ее компетентностью. Компетентность экспертной группы определяется различными методиками. Одной из количественных мер компетентности экспертной группы является репрезентативность экспертной группы. Наблюдающийся в науковедении переход к коллективным оценкам повышает объективность оценки благодаря действию закона больших чисел.

Родитель: Общая теоретическая археология

Экспертная оценка научного результата

Индивидуальная экспертная оценка Коллективная экспертная оценка

Допубликационная экспертная оценка Публикационная экспертная оценка Послепубликационная экспертная оценка

Индивидуальная допубликационная оценка Коллективная допубликационная оценка Индивидуальная публикационная оценка Коллективная публикационная оценка Индивидуальная послепубликационная оценка Коллективная послепубликационная оценка

Виды экспертных оценок научного результата

Отзыв Обсуждение Тираж Рецензия Цитирование

Рис.17. Классификационный фрагмент "Экспертное археологическое науковедение" [Холюшкин]

Допубликационная экспертная оценка – предварительная оценка рукописей для включения в тематический план изданий с учетом достоверности и значимости содержащейся в рукописи информации.

Оценка публикационного этапа основывается на тиражном критерии, который следует использовать с учетом классификации книжной продукции [Гражданников. 1987: 45]. Публикационный метод экспертной оценки основан на оценке публикаций по принятой системе критериев и исследовании динамики их публикования.

Послепубликационная оценка становится достоянием науки спустя значительный промежуток времени после получения научного результата [см. напр., Воронин, 1989].

Интегральные оценки лаговой динамики, лаговых свойств и лагового эффекта еще только предстоит сделать, но уже сейчас можно указать на некоторые причины этого запаздывания:

1. Естественная задержка опубликования откликов на новые научные результаты в силу отсутствия возможности оперативного публикования (время от написания до выхода в печать, в СССР, в лучшие времена составляла в среднем 3-5 лет); В постсоветское время благодаря внедрению компьютерных технологий ускорился выпуск изданий. Однако в связи с разрушением системы книгообмена, дороговизной изданий ожидаемого существенного ускорения доступа к информации не получилось.

2. Информационный барьер, связанный с невозможностью ознакомления с результатами работ коллег из-за развалившейся в России системы обязательной рассылки печатной продукции.

3. Отсутствие желания чтения "чужих работ, из-за заблуждения, что "настоящий ученый читает только себя";

4. Консерватизм, присущий научным школам, и связанное с этим деление публикаций на "свои-чужие". В настоящее время многие науковеды связывают самоцитирование или цитирование работ приверженцев одной школы с её угасанием. Эта тенденция достигает карикатурной формы при разложении научной школы [Хайтун, 1983:113];

5. Стремление "замолчать" новые результаты,, диктуемое "ревностью" или "завистью" к сопернику по научному направлению;

6. Стремление принизить или показать несущественность полученных результатов;

7. Языковый барьер.

Сказанное приводит нас к ещё одной теме, связанной с наличием субъективных оценок, которые присущи экспертам, выносящим такие оценки.

Индивидуальная допубликационная оценка представляет собой отзыв или рецензию на рукопись научного исследования или диссертации.

Коллективная допубликационная оценка представляет собой процесс обсуждения рукописей работ, диссертаций на открытых заседаниях научных подразделений.

Отзыв представляет собой документ, в котором устанавливаются:

а) актуальность избранной темы, новизна исследования и полученных результатов;

б) степень обоснованности и достоверности каждого научного положения, выводов и заключений автора, сформулированных в рукописи научного труда или диссертации;

в) значимость для науки и практики выводов и рекомендаций автора исследования;

г) соответствие работы требованиям, предъявляемым к научным публикациям или диссертациям.

В отзыве должны быть отмечены достоинства и недостатки по содержанию и оформлению рукописи или диссертации и мнение о научной работе автора исследования в целом.

Обсуждение – процесс открытого рассмотрения докладов, рукописей научных работ, диссертаций и авторефератов на открытых заседаниях профильных научных учреждений, отделов, секторов, кафедр.

Тираж – количество экземпляров печатного издания одного названия или одного автора. В СССР тираж периодических изданий (газет, журналов) определялся издательством по числу подписчиков (включая также розничную продажу). Тираж книг, брошюр и т. п. устанавливается издательством совместно с книготорговыми организациями (на плановой основе после изучения читательского спроса). Обычно различают малые тиражи (до 15 тысяч экземпляров), средние (до 100 тысяч экземпляров) и массовые (свыше 100 тысяч экземпляров). Массовые тиражи в связи с большим объёмом полиграфических работ обычно печатают по частям, называемым заводами. При выпуске некоторых видов литературы тираж издания влияет на величину гонорара авторского. Обычно тираж издания указывается в выходных сведениях. В западных странах тираж определяют издатели, исходя из конъюнктуры на книжном рынке и предполагаемой прибыли (как правило, тираж не указывается). Таким образом, тираж может служить экспертным критерием при оценке научной продукции.

Рецензия (от лат. recensio – рассмотрение) – критический анализ и оценка нового научного произведения.

Цитирование. Н.3.Мирская пишет: "Показатель цитирования – основание для определения эффективности научного труда, что особенно важно в плане практических рекомендаций... Цитирование отражает использование публикации, т.е. ее полезность и, следовательно, эффективность деятельности ее автора" [Мирская, 2000]. Но позволяет ли измерение цитируемости верно оценить научный вклад? Действительно, цитирование отражает связь между работами ученых, говорит об использовании научных результатов – но оно отражает не все связи. Если труды ученого цитируются широко, то это (в общем случае) указывает на то, что его продукция высоко оценивается и в большой степени используется другими учеными. Но обратное утверждение в общем случае неверно. А для того чтобы цитируемость могла служить основой оценки научного вклада, необходимо, чтобы были верны как прямое, так и обратное утверждение, – это кажется очевидным. Цитатноиндексный метод основан на анализе динамики цитирования авторов публикаций. Цитат-индексы имеют малую точность в оценках работ. Для них характерно наличие субъективных ошибок, связанных с экспертом. Как подчеркивают некоторые науковеды, "цитат-индекс" – завуалированный метод экспертных оценок, причем не в лучшем варианте, ибо экспертизу производит непсредственный исполнитель. Естественно, что это порождает субъективизм метода цитирования, и картина связей научных работ искажается вследствии либо личных причин, либо пристрастия и "местного патриотизма, либо языковых барьеров и т.д. и т.п. [Хайтун, 1983:89]. Появление имени того или иного члена сообщества в нескольких эшелонах публикаций является признанием его статуса и оценкой его вклада в дисциплину. Эта оценка идет по двум линиям. Первая представляет собой оценку исследовательского результата как вклада в развитие содержания дисциплинарного знания. Такая оценка дается цитированием работы в последующих публикациях. И в этом качестве публикации различных эшелонов далеко не равнозначны, например, одно-единственное упоминание работы в учебнике стоит в глазах научного сообщества десятков журнальных ссылок. Вторая линия связана с высоким престижем непосредственного участия члена сообщества в формировании отдельных публикационных эшелонов, его деятельностью в качестве члена редколлегии, автора монографий, учебников и т.п.